September 21st, 2015

Вольноопределяющийся Марек

В такой день - куда же без классиков и современников

Пишет профессор Медведев (придурок).
...Им не объяснишь, что вся советская химическая, легкая, автомобильная промышленность, все эти десятки тысяч НИИ и контор, все эти военные городки, шахты, бетонные дороги в никуда никому в мире нахер были не нужны и могли существовать только в условиях тотальной войны, автаркии и страха. Что этот Карфаген убожества надо было разрушить. Нет, они помнят только "голодных обездоленных людей"... Еще помню трехчасовые очереди за хлебом из грузинской пекарни во дворе гостиницы "Пекин", ночные очереди за бензином на Минской улице и невыносимое ощущение счастья, огромного мира, бесконечного выбора. Одни звали меня выращивать шампиньоны в каких-то стратегических подвалах Минобороны, другие - издавать журнал, третьи - ехать в Германию за машинами. Проскакивали по жизни какие-то безумные западные гости, фонды, один раз я записался на курсы скорочтения, другой - оказался на камланиях Гербалайфа. Россия неожиданно открылась миру, но этот опыт оказался для многих невыносим.
Мы смели серую нечисть с лица земли, и так сладко и вольно дышится теперь в возрожденном Арканаре!
Вольноопределяющийся Марек

Страх и отвращение на Сицилии


У нас в распоряжении оказалось две сумки травы, семьдесят пять шариков мескалина, пять промокашек лютой кислоты, солонка с дырочками, полная кокаина, и целый межгалактический парад планет всяких стимуляторов, транков, визгунов, хохотунда... а также кварта текилы, кварта рома, ящик Бадвайзера, пинта сырого эфира и две дюжины амила.
Вся эта хренотень была зацеплена предыдущей ночью, в безумии скоростной гонки по всему Округу Лос-Анджелеса - от Топанги до Уоттса - мы хватали все, что попадалось под руку. Не то, чтобы нам все это было нужно для поездки и отрыва, но как только ты по уши вязнешь в серьезной химической коллекции, сразу появляется желание толкнуть ее ко всем чертям.
Меня беспокоила всего лишь одна вещь - эфир. Ничто в мире не бывает менее беспомощным, безответственным и порочным, чем человек в пропасти эфирного запоя. И я знал, мы очень скоро дорвемся до этого гнилого продукта. Вероятно, на следующей бензоколонке. Мы по достоинству оценили почти все остальное, а сейчас - да, настало время изрядно хлебнуть, эфира.
Вольноопределяющийся Марек

Все вдруг

Непонятно почему, но Украина была забыта, Сирия была забыта, многотысячный митинг в Марьино был забыт, — и восторжествовала демография, все обсуждали только демографию.

О, беззаботность! О, птицы небесные, не собирающие в житницы! О, краше Соломона одетые полевые лилии! — они насчитали миллиард заморенных голодом лично Ельциным!